Некоммерческая организация научно-просветительский фонд




Культурно-историческое пространство Кавказа

   
ГлавнаяО фондеО проектеОтправить e-mailПоддержкаСсылки
   

 

English

 

ФотопутешествиеБиблиотека Галерея

 

 

Здесь вы можете скачать полную версию статьи в формате PDF

Здесь вы можете бесплатно скачать Скачать Acrobat Reader для просмотра PDF документов

 

Словарь кавказских языков (предисловие)

Г.А. Климов, М. Ш. Халилов.

Как известно, Кавказ представляет собой один из регионов мира, характеризующихся чрезвычайно пересеченным лингвистическим ландшафтом. Помимо его автохтонных языков, образующих подавляющее большинство, здесь налицо представители таких языковых семей, как индоевропейская, тюркская и семитская. Стремление объяснить многоязычие Кавказа еще в середине XIX в. вызвало к жизни пользовавшуюся длительной популярностью гипотезу, согласно которой этот регион — особенно в эпоху так называемых Великих переселений народов — служил своего рода транзитным путем для миграции множества этносов, часть которых в силу обстоятельств так здесь и обосновалась. Однако в современной науке миграционная концепция происхождения автохтонных народов Кавказа оставлена, что было продиктовано совокупными показаниями целого комплекса наук — археологии, исторической антропологии, лингвистики и др. И хотя невозможно отрицать, что лингвистическая карта региона уже в исторически засвидетельствованную эпоху подверглась определенным изменениям вследствие притока иноязычного населения, для автохтонных его народов имеются основания допускать лишь сравнительно ограниченные изменения территории их расселения. Во многом эти изменения отражают закономерную тенденцию постепенного «сползания» этносов из горных местностей на равнину, которая для восточной части Кавказа засвидетельствована и для недавней эпохи. Эта тенденция отчетливо проявилась, в частности, в XIII-XIV вв., когда вследствие крушения аланской гегемонии на Северном Кавказе освободившиеся земли стали последовательно заселяться как западно-, так и восточнокавказскими горцами.

В историческую эпоху наиболее заметные преобразования на этнической и лингвистической картах Кавказа должны были произойти вследствие проникновения сюда скифов в VII в. до н.э., в итоге которого на северных склонах Главного Кавказского хребта возник широкий анклав ираноязычного населения (т.е. позднейших алан > осетин). Другие древние миграционные потоки оставили в регионе минимальные последствия. Так, почти бесследно прошли зафиксированные историческими источниками вторжения киммерийцев (VIII в. до н.э.), неоднократные походы урартских царей (VII в. до н.э.), длительная колонизаторская активность греков на Черноморском побережье (VI-I вв. до н.э.), римская экспансия (I в. н.э.), а также нашествия гуннов (IV-V вв.) и арабов (VIII в.). Едва ли не наиболее ощутимым демографическим следом происходивших в эти эпохи преобразований явились небольшие группы ираноязычных татов, возникновение которых связывают с господством сасанидского Ирана в Восточном Закавказье. В дальнейшем к более заметным последствиям привело появление в пределах Северного и Восточного Кавказа различных тюркоязычных групп.

В настоящее время в регионе представлены такие индоевропейские языки, как русский, армянский, осетинский, татский и талышский (еще в недавнем прошлом здесь существовали небольшие греческие, немецкие и эстонские поселения). Из числа тюркских языков здесь налицо азербайджанский, кумыкский, ногайский и карачаево-балкарский. Наконец, из семитских языков на Кавказе представлен айсорский.

Подавляющее большинство — общим числом до сорока — здесь составляют автохтонные языки Кавказа, именуемые в специальной литературе кавказскими, или иберийско-кавказскими. Они представлены тремя четко обособляющимися друг от друга лингвистическими семьями — картвельской (южнокавказской), абхазско-адыгской (западнокавказской) и нахско-дагестанской (восточнокавказской). Если картвельские языки локализуются в центральной и западной частях Закавказья, то абхазско-адыгские и нахско-дагестанские занимают в основном предгорья и горную полосу Северного и Восточного Кавказа, вследствие чего они нередко обозначаются в литературе термином «севернокавказские» (или «горские иберийско-кавказские»), имеющим географическое содержание. Хотя еще в недавнем прошлом часть исследователей рассматривала нахские и дагестанские языки в качестве самостоятельных подразделений кавказских, в настоящее время генетическое единство обоих строго продемонстрировано. Всего насчитывается около 8 млн. говорящих на кавказских языках.

Картвельские языки представлены четырьмя ингредиентами. Помимо наиболее известного из них грузинского, располагающего письменной традицией начиная с V в. н.э., сюда входят три бесписьменных языка — мегрельский, лазский (синоним — чанский) и сванский. Наиболее близкие друг к другу мегрельский и лазский образуют занскую группу. Вместе с грузинским они составляют грузинско-занскую ветвь, которой противопоставляется сванский язык, образующий самостоятельную ветвь. Общее число говорящих на картвельских языках достигает 3,8 млн. человек.

В абхазско-адыгской лингвистической семье пять составляющих. С одной стороны, это близкородственные младописьменные — адыгейский и кабардинский языки, образующие адыгскую (черкесскую) ветвь. С другой стороны, в единую абхазско-абазинскую ветвь объединяются младописьменные — абхазский и абазинский. Наконец, бесписьменный, убыхский занимает промежуточную между обеими ветвями позицию. Общее число говорящих на абхазско-адыгских языках около 0,8 млн. человек.

Наиболее широкое объединение образует нахско-дагестанская семья, включающая около тридцати языков. По степени генетической близости последних она распадается на нахскую, аваро-андо-цезскую (синоним — аваро-андо-дидойскую), лакско-даргинскую, лезгинскую ветви, а также хиналугский язык, составляющий ее самостоятельную ветвь. К нахским относятся близкородственные— чеченский и ингушский языки (оба — младописьменные), а также дальше отстоящий от них бесписьменный — бацбийский, локализующийся в Центральном Закавказье на территории Грузии. В составе аваро-андо-цезской ветви принято выделять аваро-андийскую группу языков, с одной стороны, и цезскую (дидойскую) — с другой. К первой помимо младописьменного аварского относятся восемь андийских языков — собственно андийский, ахвахский, каратинский, багвалинский, тиндинский, чамалинский, ботлихский и годоберинский (все — бесписьменные). Ко второй относятся пять бесписьменных цезских (дидойских) языков — цезский (дидойский), гинухский, бежтинский (капучинский), гунзибский и хваршинский. Некоторые исследователи рассматривают в качестве единого языка близкие друг к другу цезский и гинухский, а также бежтинский и гунзибский. Нередко выделяемая лакско-дар-гинская группа включает два младописьменных языка — лакский и даргинский, достаточно большое генетическое расстояние между которыми позволяет рассматривать их и в ранге самостоятельных ветвей нахско-дагестанской семьи. Если первый из них в диалектном отношении весьма монолитен, то глубокая диалектная раздробленность второго дает некоторым авторам основания трактовать отдельные из его составляющих в качестве самостоятельных языков. В состав лезгинской ветви входят лезгинский, агульский, табасаранский (образующие ее так называемую западную группу), цахурский, рутульский (так называемая восточная группа), близко стоящие друг к другу будухский и крызский (джекский), а также арчинский и удинский языки. Лезгинский и табасаранский имеют письменность с конца 20-х — начала 30-х годов XX в., а цахурский, рутульский и агульский обретают ее в настоящее время. Удинский, по всей вероятности, является языком немногих памятников кавказско-албанского (агванского) письма, относящихся к VI-IX вв. Наконец, как показали недавние исследования, самостоятельную ветвь нахско-дагестанских языков образует бесписьменный хиналугский язык. Общее число говорящих на этих языках — около 2,3 млн. человек.

В современной науке широко признано, что изучение кавказских языков помимо собственно лингвистического аспекта имеет и культурно-исторический, поскольку, отражая контакты Кавказа с цивилизациями древней Передней Азии, они способны пролить немалый свет на культурное взаимодействие населявших их народов (ср., например, факт наличия в культурном вокабуляре картвельских языков древнейших индоевропеизмов и семитизмов). Одним из следствий внушительной победы христианства в Закавказье в IV-V вв. явилось создание грузинской и кавказско-албанской письменностей, алфавиты которых обнаруживают очевидную зависимость от общего для них греческого прототипа (необходимо, впрочем, отметить, что дешифровка последней наталкивается на большие трудности ввиду минимального числа ее памятников). Продолжительная эпоха, начинающаяся в регионе с IX в., характеризуется наступлением ислама, в связи с чем на Восточном Кавказе появляются эпиграфические памятники на арабском, а позднее и на некоторых из нахско-дагестанских языков.

С 20-х годов XX в. на Северном Кавказе начинается широкомасштабное языковое строительство. К настоящему времени здесь была проделана большая работа по созданию письменностей, а также разработке и совершенствованию литературных норм целого ряда севернокавказских языков: создавались алфавиты (последовательно проходившие этапы так называемого «нового аджама», латиницы и кириллицы), совершенствовалась орфография, определялась диалектная база литературных языков, разрабатывались нормативные грамматики, составлялись переводные и некоторые другие словари. На всех литературных языках ведется обучение в школе.>>