Некоммерческая организация научно-просветительский фонд




Культурно-историческое пространство Кавказа

   
ГлавнаяО фондеО проектеОтправить e-mailПоддержкаСсылки
   

 

English

 

ФотопутешествиеБиблиотека Галерея

 

 

 

О древностях Тао-Кларджети. Ошки.

Валерий Силогава,
проф. кафедры истории Грузии
ТГУ им. Ив. Джавахишвили

Тао-Кларджети - сокращенная форма для обозначения исторических древнегрузинских территорий, большая часть которых сегодня находится в пределах Турции. Эти земли являлись Южной Грузией, в состав которой входили Спери, Тортуми, Самцхе, Джавахети, Кларджети, Тао, Артаани, Кола. Э. Такаишвили отмечал, что "бывший округ Артаани, провинции Ахалцихе и Ахалкалаки, ущелье реки Чорохи полностью, а также часть территории Чанети (Лазети), грузины в старину называли земо (верхний) Картли, Самцхе или Месхети, а с XIII века, когда здесь утвердилась власть Самцхийских атабегов (из рода Джакели), этот край стал называться Самцхе-Саатабаго".

Для Грузии Тао-Кларджети знаменателен, в первую очередь, тремя основными явлениями:

1. Христианство впервые проникло в Грузию этим путем;

2. здесь был заложен фундамент единого Грузинского государства;

3. здесь были созданы важнейшие памятники грузинской культуры - церковного и светского зодчества, духовной литературы, монументальной живописи, ювелирного искусства и др.

Каждому грузину особенно дорог этот край. Он известен как поле деятельности св. Григола (Григория) Хандзтели (749-851). Именно здесь в VIII-XI вв. он и его ученики в необычайных масштабах развили монастырское движение - основали новые монастыри, восстановили старые, которые уже с самого начала стали мощными очагами грузинской культуры. Вышедшие из этого региона великие деятели в дальнейшем основали за рубежом - в Византии, Палестине, Сирии, - грузинские монастыри, крупные очаги культуры и духовности. Блистательным примером являются Крестовый монастырь в Иерусалиме и монастырь на св. горе Афон. Они являлись не только культурными центрами, но имели общегосударственное политическое значение.

С древних времен вышеназванные территории Южного Кавказа были заселены Грузинами. Местные грузинские племена - таохи (даохи, диаухи) - упоминаются еще в древневосточных надписях XII-XI вв. до н. э. Во II-I вв. н. э. эти земли присоединило усилившееся армянское царство. Именно с тех времен местами сохранилось армянское население и армянские топонимы - Ишхан, Шатберди, Мидзнадзор. Хотя, здесь же, рядом с армянскими, соседствуют древнейшие лазские (занско-чанские) топонимы - Опиза, Ошки, Артануджи и др.

На рубеже VIII-IX вв. здесь вновь образовалось грузинское царство, на этот раз феодальная политическая единица - царство Тао-Кларджети, создание которого связано с именем Ашота Курапалата (+816). Край стал владением феодального дома Багратионов - будущей тысячелетней царской династии Грузии.

Среди первых владельцев царства Тао-Кларджети особо выделяется видный политический деятель II пол. X века, лидер всего Кавказа тех времен, основатель объединенной грузинской монархии, Давид Курапалати (+1001). С его именем связано строительство многих значительных архитектурных памятников (Ошки. Хахули, Пархали, Отхта и др.).

В административной структуре Грузинской Церкви, Южная Грузия всегда занимала особое место. Еще в V в. среди 12 епархий, основанных Вахтангом Горгасали, три из них - ахизская, эрушетская и цундская - находились в этом краю. Позднее, с конца XIII в., когда этот край сформировался как отдельная политическая единица - Самцхе-Саатабаго, здесь существовало 13 епархий со следующей иерархической последовательностью: Мацкверели, Кумурдоели, Ишхнели, Анчели, Мтбевари, Цурцкабели, Цкаростуели, Эрушиели, Валашкертели, Анели, Карели, Банели, Дадашхнели.

Архиерей вышеназванных епархии удостаивались высокой чести во время одного из высших государственных и политически актов - интронизации царя. Многие из 36 архиереев восточной и южной Грузии стояли даже впереди самих архиреев Тбилели, Манглели, Руствели, Самтавнели, но епископ Ишхана (Ишхнели) был облачен особой честью. "Согласно распорядку царского двора, при входе епископов в установленном порядке, царь лишь при появлении Ишхнели делает два или три шага и так здоровается с ним, а для других остается неподвижным". Такой высокой чести удостаивались лишь Католикос-Патриарх и Чкондидели. При входе Католикоса "царь должен был сделать три шага навстречу, поцеловать его и попятиться, и стать близко от него справа".

Несмотря на то, что весь этот край сегодня коротко называют Тао-Кларджети, собственно Тао и Кларджети, действительно выделяются как своей прошлой политической историей, так и его местом в истории Грузинской Церкви. На территории каждого из этих областей существовали по две епископских кафедр. В Кларджети были Анчи и Тбети, а в Тао - Ишхан и Бана. Они, так же, как и вышеназванные другие епархии Самцхе-Саатабаго, были ликвидированы в результате прихода к власти Османского правительства. Уже в наше время, 17 октября 2002, святой синод Грузинской Церкви рассмотрел "вопрос о номинальном восстановлении исторического Тао-Кларджети и Лазети в юрисдикции Грузинской Церкви" и епископ ахалцихский был назван "епископом Ахалцихе, Тао-Кларджети и Лазети".

Научное изучение грузинских памятников Тао-Кларджети имеет долгую (более 150 лет!) и славную историю. В этом благородном деле участвовали: Мари Бросе, Нерсес Саргисян, Георгий Казбеги, Дмитрий Бакрадзе, Николай Марр, Эвфемий (Эквтиме) Такаишвили, а относительно недавно - Вахтанг Джобадзе, Вахтанг Беридзе, Пармен Закарая, иностранные исследователи грузинской культуры Николь и Мишель Тьери. Эти памятники успешно изучаются в Институте истории грузинского искусства Г. Чубинашвили Академии Наук Грузии.

Среди грузинских архитектурных памятников храм Ошки выделяется своими архитектурными формами, рельефами, орнаментами и надписями, выполненными древнегрузинскими заглавными (асомтаврули) буквами. Проф. В. Джобадзе убедительно доказал, что храм построен в 963 - 973 гг. Приблизительно в XVII в. местные грузины, уже принявшие Ислам, использовали ошкский храм в качестве мечети. Однако малочисленному населению маленькой деревни не нужна была вся площадь грандиозного храма, и сельчане встроили мечеть в его юго-восточной части. Стены мечети возвели из каолина - белой огнеупорной глины, с примесью стеблей злаков, использовали также скальные камни. В конце 80-ых гг. прошлого века мечеть вынесли из храма, так как деревня неподалеку построила новую мечеть. В храме осталась одна стена этой мечети, в основу которой были встроены две каменные стены.

Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве, подписанный между Грузией и Турцией в 1993 году, а также соглашение о туризме 1994 года, грузинским ученым предоставляют возможность непосредственно на месте ознакомиться и изучить памятники Тао-Кларджети. Действительно, в 90-х гг. прошлого и в начале нынешнего века уже несколько раз удалось посетить памятники Тао-Кларджети. Поездки имели как туристический характер, так и статус научной экспедиции.

Один из научных экспедиций 7-го ноября 2003 года завершилось великим открытием в храме Ошки.

В 1973 году, когда мечеть еще была действующей, Вахтанг Джобадзе на задней части левой стелы обнаружил замечательную надпись, сделанную краской. В надписи отмечена дата начала строительства храма - 25 марта (день Благовещения) 963 года и упоминает строителей храма. Сегодня эта надпись, к сожалению, совершенно исчезла.

Упомянутую стелу извлекли из ямы, поставили в центре храма, очистили. После этого еще яснее стали видны помещенные на этой стороне надписи, и выяснилось, что с обеих сторон прекрасно сохранившейся головы мирянина есть высеченная надпись из пяти-шести строчек: "Славь, Господь, Давида, раба Божьего, царя нашего, сына Адарнерсе Курапалата". Стало ясно, что это было изображение Давида Курапалата, выполненное еще тогда, когда у него не было степеней курапалата и магистроса. Обнаружилось, что левый край стелы целиком покрыт высеченной заглавными буквами надписью из 33 (!) строк.

Тем временем высвободили и вторую стелу. На ней оказались изображение Иоанна Крестителя, а под ним - Баграта эриставт эристава (старейшина старейшин). Края, как первой, так и второй стелы были совершенно покрыты надписью, выполненной асомтаврули. Из этих надписей следует, что во время воздвижения Баграт эриставт эристави уже не был жив, так как в надписях говорится о помиловании его души.

На обеих стелах обнаружены 16 надписей, которые не только детально сфотографированы, но установлены их тексты. Содержание самого длинного текста начинается с обращения к Иисусу Христу, к Богоматери и другим святым. Затем следует просьба о милости, удостоить царей наших - Адарнесе Курапалата, Баграта эристава эриставов и Давида (имя последнего выделяется особым шрифтом) - оказаться по Его правой руке в день Страшного Суда. О Давиде написано: "славно царствование Давида, и даруй ему здоровья и долголетнюю жизнь, и победу над врагами". Затем перечисляются служители храма, удостоенные помилования: называется Григоли (Григорий), который воздвиг эту икону и является служителем церкви. Он также упоминается в двух других, уже известных надписях храма Ошки. В одной из известных надписей его называют надсмотрщиком работ, т. е. он руководил строительством. Над южным входом храма имеется выполненная красной краской пространная надпись на камне, в которой Григол перечисляет расходы на строительство храма в течение одного года (сколько человек работало, сколько вина потреблялось, в каком размере выдавалась зарплата). В конце текста отмечена дата начала строительства - 963 г.

Прежде всего, надо отметить, что эти стелы мемориального назначения, и они установлены на могилах строителей храма Ошки. Каждая из них представляет блестящий образец сечения на камне X в. с портретами выдающихся деятелей. Нет сомнения, что с этой точки зрения, интерес к стелам не будет ослабевать, а скорее наоборот, станет предметом изучения не одного поколения искусствоведов. Тем более, что по сравнению с другими крайне поврежденными изображениями этих личностей в храме Ошки, именно эти стелы сохранились почти в первозданном виде и без изъянов.

Предметом исследования многих поколений станут также многочисленные надписи, высеченные на стелах. Тем более, что в них зафиксированы весьма интересные, неизвестные по другим письменным источникам того же периода языковые факты. Исходя из современного уровня нашего знания, мы можем допустить, что только в двух случаях исполнитель надписи допустил ошибку. Возможно, будущие исследования докажут, что это не ошибка, а скорее закономерное языковое явление.

Специально нужно отметить палеографическое и эпиграфическое значение найденного материала: это - датированные памятники, выполненные с необычной каллиграфической красотой, которые создают прочную основу для датирования других, аналогичных недатированных памятников.

Убежден, что дальнейшее исследование найденного материала выявит еще другие аспекты изучения культуры Грузии.