Некоммерческая организация научно-просветительский фонд




Культурно-историческое пространство Кавказа

   
ГлавнаяО фондеО проектеОтправить e-mailПоддержкаСсылки
   

 

English

 

ФотопутешествиеБиблиотека Галерея

 

 

Здесь вы можете скачать полную версию статьи в формате PDF

Здесь вы можете бесплатно скачать Скачать Acrobat Reader для просмотра PDF документов

 

Обряд крещения в народной культуре грузин

Л.Т. Соловьева

Таинство крещения - одно из важнейших событий жизненного цикла для всех народов, исповедующих христианство. У грузин с крещением (натвла, мегр. натуа, сванск. лихрисдал) , помимо церковного ритуала, было связано множество народных поверий, представлений, обрядовых действий. Это говорит о тесном и длительном взаимодействии этого таинства, привнесенного в грузинскую культуру с принятием христианства, с древнейшими обрядами местного населения, сопровождавшими период младенчества и раннего детства. Несмотря на единую христианскую основу, в отдельных регионах Грузии крестильная обрядность вплоть до начала ХХ в. отличалась некоторыми особенностями. В определенной степени эти особенности сохраняются и до настоящего времени. По всей вероятности, это связано с тем, что в каждом регионе христианское крещение вобрало в себя местные обряды детского цикла, имевшие ту или иную локальную специфику.

Сохранившиеся исторические данные, хотя и не всегда достаточно полные и многочисленные, говорят о сложности и противоречивости процесса вхождения этого важнейшего христианского обряда в быт народа. Периоды смутного времени, беспрестанные вражеские нашествия препятствовали контролю церковных властей за правильным исполнением таинства крещения. Отсутствие священников в приходах (особенно в труднодоступных горных районах) приводило к тому, что многие оставались некрещеными или же крещение производилось "доморощенными" священниками, "самоучками", допускавшими существенные искажения установленных христианством норм.

Конечно, церковное руководство время от времени настоятельно требовало от священников строгого исполнения предписанных канонов, угрожая различными наказаниями в случае их нарушения. Так, по указу Самтавского епископа Григория (середина ХVI в.), в случае смерти ребенка без крещения священник штрафовался в пользу церкви одной коровой; за совершение крещения вне церкви, без купели он лишался сана (при раскаянии полагался штраф - три коровы) и т.д. (Пурцеладзе 1881, 50). Однако, видимо, в сложных условиях того неспокойного времени эти меры не были достаточно действенными.

Так, патриарх Антиохийский Макарий, прибывший в Грузию в 1664 г. и живший там полтора года, отмечает, что "большинство грузинских священников не умеют крестить младенцев как следует". Из отступлений от церковных установлений в совершении обряда крещения он указывает следующие: нередко довольствуются, вместо троекратного и полного погружения тел в воду, только помазыванием их водой или погружением в воду одной только части крещаемого младенца; миропомазание не всегда совершают сами священники, поручая это таинство крестному отцу из светских, нередко даже не из православных. По местным представлениям, считалось "большой любезностью со стороны крестного отца, если он, поддерживая священника за правую руку, поможет ему миропомазывать новокрещаемого" (Жузе 1905, 27).

По свидетельству патриарха Макария, у грузин не было принято крестить младенцев "в сороковой или восьмидесятый день по их рождении, или когда они захворают, но когда им вздумается, и это особенно заметно среди высшего класса". Вследствие этого многие вступали в брак и имели детей, еще не буду-чи крещены; из дьяконов, священников и даже архиереев многие тоже якобы находились в таком же положении. Как заявляет Макарий, ему "часто приходилось крестить дьяконов и священников, большей частью стариков", что же касается простых мирян, то большинство их, по его мнению, "достигают старческого возраста и даже умирают, не будучи крещены" (Жузе 1905, 28-29).

Далее патриарх рисует грандиозные картины крещения грузин лично им и его помощниками, причем даже зимой это таинство совершалось под открытым небом, в реках, "и дети и взрослые, старики и старухи, девицы и молодые замужние женщины, не исключая беременных, с большой охотой и радостью, безбоязненно и с искренней верой спускались в холодную воду".Отметим, что по данным древнегрузинских источников, именно крещение в водах рек было характерно для древнейшего периода истории Грузии (Чантуришвили 1982, 197-200).

По словам Макария, ежедневно крестилось около трехсот человек, "так что в Грузии не осталось почти никого без крещения". Наконец, из Сванети к Макарию явился "предводитель сванетинцев", 110-летний старец, в сопровождении многочисленной свиты и, приняв крещение, пригласил Макария в свою страну, с просьбой "окрестить все установлений, что по обычаю они приходят в дом сразу после рождения ребенка и помазывают ему лоб миром, думая, что "в этом и состоит настоящее крещение". Нередко заодно с ребенком священник миропомазывал и мать, что повторялось после каждых родов. Объяснив, что "великий грех миропомазывать лиц, не очищенных еще от прародительского греха таинством крещения", патриарх счел всех окрещенных по местному обычаю "не крещеными" и вновь всех окрестил (Жузе 1905, 28). Неудивительно, что услышав подобные проповеди и узнав, что их крестили "неправильно", многие спешили принять "истинное" крещение. Возможно, именно с этим связано поразившее побывавшего в Грузии в ХVII в. Ж. Шардена замеченное им обстоятельство, что "часто люди крестятся вторично" (Шарден 1902, 69).

Видимо, аналогичная описанной ситуация была характерна в это время и для горных районов Восточной Грузии. На протяжении ХVI-ХVII вв. церковным властям приходилось периодически насаждать там обряд крещения в его ортодоксальной форме. Так, в 60-е годы ХVII в. архидиакон Павел Алеппский отмечал в составленном им "Описании Грузии", что грузинские священники "в те горы" (Хевсурети, Тушети) "не ходили, ниже видели, что от страха", "но мы были тамо телесно и ходили и крестихом многие тысящи душ мужского и женского полу, юных и старых до осми десяти лет и болши и тецаху с великим благоговением и теплою любовию крещахуся; и невмениша снегу и мраза ни во что" (Материалы к истории Грузии ХVII в. 1973, 77). Как явствует из этого повествования, горцы не были противниками совершения этого обряда, но отсутствие священников приводило к тому, что многие до преклонного возраста оставались неокрещенными. Так, относительно одного из горных районов, Мтиулети, в конце ХVIII в. сообщалось, что там "христианство..пришло в упадок, таинства крещения и причастия совершали там миряне" (видимо, служители местных святилищ), поэтому Цилканский епископ Роман "ездил в Мтиулети, окрестил всех жителей" (Пурцеладзе 1881, 50).

Какой же предстает перед нами крестильная обрядность грузин в ранних описаниях? Для ХVIII в. интересные сведения имеются об обряде крещения в Мегрелии, одном из районов Западной Грузии. Так, российские посланники дьяк Федот Елчин и священник Павел Захарьев, побывавшие там в 1639-1640 гг., приводят со слов местных жителей следующие данные: "А во крещении де у нас елеом и святым миром младенцев помазуют, а крестят де зимой в купели у церкви воду подогрев, а летом на реке; а в крещении погружают, а не обливают. ..Крестов де у нас на себе не носят.. Как де крестят, в те поры де и крест положат; а как де начнет возмужати и креста де на себе не носит, для того опасаясь от нечистот" (Посольство дьяка Федота Елчина.1888, 275).

По свидетельству католического миссионера Арканджело Ламберти (ХVII в.), несколько десятилетий проведшего в Мегрелии и хорошо знавшего местный быт, ребенка здесь не крестили, пока ему не исполнялось три или четыре года. Родители готовили ко дню крещения торжественный пир, приглашали многочисленных друзей и родственников. В винном подвале, в присутствии восприемника и всех гостей священник (мегр. папа), облаченный в священнические одежды, освящал в большой чаше воду и "с большой скоростью" прочитывал все, что было записано в служебнике о крещении, разоблачался и уходил. Других обрядов, установленных в служебнике (например, дуновение, проклятие дьявола, опускание в воду) он, по свидетельству А. Ламберти, не исполнял. Затем восприемник брал палочку, обмакивал ее в миро и мазал ребенка, а кто-либо из присутствующих купал его в освященной воде. Как пример невежества местных священников А. Ламберти описывает случай, когда один из них, увидев, что мать горюет из-за того, что ребенок ее умер неокрещенным, "глубокоторжественно окрестил мертвого ребенка" (Ламберти 1913, 136).

Ж. Шарден, посетивший Мегрелию в этот же период (ХVII в.), ссылаясь на католического монаха Иосифа Цампи, приводит более пространное описание обряда крещения. Согласно его данным, сразу после рождения священник (папа) осеняет чело младенца крестным знамением, а через восемь дней помазывает его священным елеем, называемым миром. Само крещение устраивают примерно в возрасте около двух лет, и происходит оно в винохранилище (груз. марани), которое заменяет в этом случае храм. >>